СДЕЛКИ С ПОРОКАМИ ВОЛИ. образовались курсовые разницы



образовались курсовые разницы. Э.В. Москаленко об­ратилась в суд с иском к банку «Менатеп» о возмеще­нии курсовой разницы и о взыскании суммы невыпла­ченных процентов по договорам банковского вклада. Свои требования она обосновывала тем, что ее заявле­ние о переводе денег в Сбербанк без процентов и без уче­та курсовых разниц было кабальной сделкой, совер­шенной вследствие стечения тяжелых обстоятельств.

Дело в конечном итоге оказалось на рассмотрении
в Верховном суде РФ, который согласился с доводами
истицы о наличии тяжелых обстоятельств, указав сле­
дующее: /

«Из искового заявления Москаленко Э.В. (л. д. 2) и из ее объяснений в ходе судебного разбирательства (л. д. 24-25) следует, что перевод вкладов в Сбербанк России она осуществила вынужденно, под угрозой по­тери всех денежных средств на вкладах в банке «Ме­натеп» и на крайне невыгодных для себя условиях. Та­кие основания заявленных требований не могут рассма­триваться иначе, как требование о признании сделки недействительной по мотиву ее кабалъности»1.

В этом же деле суд посчитал существенную курсо­вую разницу в условиях финансового кризиса общеизве­стным обстоятельством, освобождающим истицу от до­казывания крайней невыгодности сделки:

«Очевидно, что условия сделки были крайне невы­годны для истицы, поскольку на 6 октября 1998 г. курс доллара США по курсу Московской межбанковской биржи составлял 15,7944 руб. за$1,ав декабре 1998 г., когда деньги были выплачены истице, превысил от­метку 20 руб. за $1.

Данные факты являются общеизвестными. На ос­новании статьи 55 ГПК РСФСР истица не должна была доказывать очевидный факт крайне невыгодных условий соглашения с ответчиком о переводе вкладов


в Сбербанк России с прекращением обязательств от­ветчика перед истицей»1.

В другом деле Верховный суд, по сути, признал сте­чением тяжелых обстоятельств нужду истицы в улуч­шении жилищных условий, неправомерные действия банка при отказе в выдаче льготной жилищной ссуды и заведомую невозможность погасить жилищный кре­дит за счет средств заемщика.

Вэтом деле майор милиции Верясова, являющаяся начальником следственного управления Нефтегорского РОВД, 16 марта 1994года заключила кредитный дого­вор со Сбербанком России, по которому получила ссу­ду на срок 10 лет в целях строительства жилого дома в сумме 19 млн рублей с ежеквартальной выплатой 210 процентов годовых от полученной ссуды. Ссуда бы­ла выдана под поручительство граждан Липаевой и Ша­лимова. 20 июня 1994года Верясова заключила второй кредитный договор со Сбербанком России, по которому на те же цели получила ссуду 25 млн рублей на 10 лет под 185 процентов годовых под залог имущества.



УВД Самарской области в счет погашения получен­ных Верясовой ссуд перечислило Сбербанку России ча­стично суммы в погашение кредита.

В связи с тем, что Верясова не исполняет условия кредитных договоров в части соблюдения трафика воз­врата ссуд и процентов по ним, Сбербанк России предъ­явил к Верясовой, Липаевой и Шалимову иск о растор­жении кредитных договоров и о взыскании оставшихся непогашенными частей ссуд, процентов по ним и неу­стойки в общей сумме 106052 458 рублей.

Верясова предъявила к Сбербанку России встречный иск о признании указанных кредитных договоров недей­ствительными. По ее мнению, они заключены на заве­домо не выполнимых для нее условиях о процентах по ссудам. Кроме того, ранее Сбербанк России отказал



1 Определение Верховного суда РФ от 3 ноября 2000 г. № 5-В00-178 // СПС «Гарант».


1 Определение Верховного суда РФ от 3 ноября 2000 г. № 5-ВО0-178 // СПС «Гарант».



7827977229540210.html
7828010804100811.html
    PR.RU™